Nika Myly
я тут мимо пробегал... ^^"
2. Побег от смерти
Закрывшиеся за вампирами двери издали многозначительный вздох, обозначив начало моего пути на волю. Подавив бессмысленное дикое желание рвануть в окружающий здание лес, я занялась модернизацией маскировки. Возможных путей их возвращения было не много, и выбор наименее просматриваемой части кустов не занял много времени. Моя голова, а точнее череп, оказалась у самых корней кустарника, на подстилке из подгнивших листьев и сырой почвы. Судя по всему, недавно прошел дождь, и запах живой природы был просто восхитителен. Лучик солнца, преломленный дождевой каплей, стрелой ворвался в мое сознание: «я все вижу». А мне так долго казалось, что я слепа. На мгновение сознание необъяснимым блаженством охватила иллюзия полной защищенности. Но чувство приближения сородичей безжалостно прогнало ее.
Вздох… Те же большие двери выпустили уже двух вампиров, впуская внутрь свежий воздух и начиная новую полосу своей самостоятельной жизни. В этот момент я четко осознала, что не хочу более никогда оказаться по ту сторону этих «врат в безнадежность».
- Думаю, он не знал ничего важного. – Сказал Хищнику его неопознанный спутник с полным равнодушия голосом.
- Хмм… Это не имело значения, попытки разнюхать вполне достаточно. Болтливые вампиры должны быстро замолкать, иначе у остальных появятся лишние проблемы. – По научающему и уверенному тону стало ясно, что тот второй и младше, и не так давно состоит в ядре. Значит все таки туда поступает новая кровь! Отчего-то меня этот факт порадовал. Впрочем, почему бы и нет. Если берут новых, значит куда-то деваются старые, а это уже просто великолепная новость. «Гордан, твоя болтливость тебя самого когда-нибудь подставит,»-эта мысль принесла мне особое удовольствие. В ответ изречению старшего ничего не последовало, и через две-три минуты их присутствие уже не ощущалось. Остался лишь легкий аромат, исходящий от мокрых опавших листьев. Если двинуться по нему, то наверняка наткнешься на какие-либо признаки цивилизации. Человеческой цивилизации, то есть пищи.
Похрустев где-то ветками, где-то костями, я наконец-то выпрямилась в полный рост. Будь здесь ветер, упала бы только поднявшись. Цепляясь за кусты и стволы деревьев, я побрела по следу. Идти было тяжело и не интересно, но сидеть на месте было и вовсе глупо. Лес вокруг становился все гуще и гуще. С приходом сумерек, проложенный Хищником путь привел к следам автомобильных шин. Разбросанные листья и вспаханная колесами земля явно говорили о бесцеремонной и одновременно виртуозной манере вождения. Гордость за расу вампиров наполнила мое сознание: на высокой скорости по густому лесу и не оставив ни одной царапины на стволах. Две идеальных колеи змеями петляли между деревьев, ведя меня дальше.
Ночью изредка сквозь кроны просачивался лунный свет, пятнами ложась на кору и листья, но так и не давая мне увидеть свою мать. Постоянные шорохи и уханье филина сбивали меня с мыслей, я едва разбирала дорогу. Снова меня начало поглощать это отвратительное слабоумие. Мысли спутались в один большой клубок, раздаваясь в сознании криком тысяч людей, шумом вокзала, бессвязными фразами. Руки и ноги начали дрожать от напряжения, возможно так должна ощущаться агония. Наконец, лунный свет упал на мое лицо, и я увидела ее - ночную богиню. Идеальный белый круг смотрел на меня в щель между ветвями деревьев, лишая остатков сил. Подняв голову к небу, я упала на колени. Звуки внутри и вокруг меня исчезли. Настала абсолютная, глухая тишина. Казалось, что добраться до желанного источника света не составило бы труда, нужно только оторваться от этих иссохших костей, покинуть сознанием бессмысленную земную жизнь. Но неведомая сила приковала меня к земле, вопреки моим стремлениям, желаниям, лишила возможности летать, в обмен на что-то совсем мне не нужное, на грязь и мелочность земного существования. Ледяной воздух постепенно сковывал мое тело, а пустота наполняла сознание.
Волчий вой пронзительным гулом ударил по моему сознанию, разорвав невидимые оковы смерти. Луна потускнела, вернув свое искривленное лицо, и на половину спряталась в листве. Волк борется за жизнь где-то в этом лесу, взывая к своей бездушной богине. Мне тоже нужно идти. Идти и бороться. Встав снова, я пошла дальше, уже не одна. Волк и его недосягаемое божество шли вместе со мной. Хотелось бежать… И я побежала, быстрее и быстрее, но споткнувшись о поваленное дерево вцепилась в ближайший ствол, процарапав кору. Передохнув, я рванула к намеченному заранее дереву. Вот так короткими перебежками до самого рассвета я и передвигалась по лесу.
Когда стало светлеть, силы покинули меня. И после очередного пробега я так и осталась стоять, вцепившись в ствол дерева - сосны, судя по запаху - и уснула.